…                                                                                         

 

Скажи, что делать мне с тобой,
Недостижимой и единственной,
Как вечер дымно-голубой.

(Блок)

Беспечные, мы в чувстве бытия
Что было, есть и будет, заключали,
Грядущее надеждой укрепляли...

(Жуковский)

«Сколько я, бедная, плакала, чего уж я над собой не делала» (Островский, «Гроза»); «Ее вчера тихонько толкнули и— слабая — она сегодня упала... вот и все» (М. Горький, «Мещане»):

...Угрюмый,
Неловкий, он едва, едва
Ей отвечает.

(Пушкин, "Евгений Онегин")

 

 «Измученные, грязные, мокрые, мы достигли, наконец, берега» (Тургенев, «Льгов»); «Было странно, что, маленький такой, он может кричать столь оглушительно» (М. Горький, «Детство»).

 

Препозитивные прилагательные сочетаются с этой группой местоимений в косвенных падежах только в языке художественной литературы. Этот прием ощущается как черта индивидуально-поэтического стиля.

 

Такой порядок слов часто встречается, например, в языке Гоголя.

 

С этой инверсией определений связан оттенок «субстантивации» самих местоимений. Например, у И. С. Тургенева в письме к М. Г. Савиной от 1 (13) ноября 1880 г.: «...но увидимся ли мы иначе как в театре — вот вопрос. Во всяком случае — мы увидимся не как прежние мы»44. Ср. у О. Руновой в романе «Лунный свет»: «Как будто в меня вселялась другая женщина, а я, настоящая я, только с ужасом прислушивалась и приглядывалась к ней». Три местоимениях некто, кто-нибудь, кто-то, нечто, что-то, что-нибудь определение также обычно, ставится позади этих слов, хотя и без интонации обособления: некто черный (ср. некто в сером), нечто удивительное, что-то странное, кто-то низенький. Ср. инверсии устной речи: «Другого любите кого-нибудь» (Островский, «Бедность не порок»).

 

Однако местоимения что-то, что-нибудь в разговорной речи (но не в литературно-книжном языке), подвергаясь некоторой субстантивации, могут иметь определение впереди себя. Например, в «Женитьбе Белугина» А. Н. Островского:

Нина Александровна: Знаете, в вас нет этого «чего-то»... Андрей: Да чего «чего-то»?

Нина Александровна: Вот этого, что нравится женщинам, что покоряет  их.

 

В «Слугах старого века» Гончарова: «Так он читал все больше из той же хрестоматии Греча или другое что-нибудь, лишь бы звучное и мало понятное ему»; у Тургенева в рассказе «Ермолай и мельничиха»: «Смотрим, у старосты девочка, дочь, прехорошенькая, такое даже, знаете, подобострастное что-то в манерах».

 

Понятно, что когда эти местоимения решительно субстантивируются и становятся обозначениями отвлеченных понятий или конкретных предметов, они приобретают способность сочетаться с препозитивным именем прилагательным. Тогда они ничем не отличаются от всякой другой субстантивированной части речи, будет ли это глагол, наречие, междометие или что-нибудь иное.

 

Стр. 279

                                                                                                                                                         

 

Например: «Все старательно подготовленное им дело теперь испорчено кем-то и... этот кто-то будет нести всю ответственность за то, что произойдет теперь» (Л. Толстой, «Война и мир»).

 

Сверх того, местоимения отличаются от существительных тем, что они не сочетаются непосредственно с определяющим существительным в родительном падеже (не в составе сказуемого). Для синтаксического употребления имени существительного сочетание с родительным определительным (признаки жизни, время расцвета и т. д.) так же характерно, как сочетание с согласо­ванным прилагательным (коммунистический долг — долг коммуниста).

 

Проф. Л. В. Щерба склонен «обязательное отсутствие определения в виде родительного падежа или прилагательного» считать одним из основных синтаксических признаков класса местоимений45.

 

§ 9. Отсутствие у всех местоимений (кроме местоимения 3-го лица) родительного падежа в значении принадлежности. 

 

Группа местоимений, в отличие от существительного, не имеет родительного принадлежности, кроме его, ее, их (ср.: чей, мой)46*. Форма же его, ее, их употребляется и в значении притяжательных прилагательных, но с тем важным грамматическим отличием от употребления имени существительного в форме родительного принадлежности, что нормальной для его, ее, их в притяжательном значении является постановка перед определяемым именем (ср.: его шуба исчезла, но шуба гостя исчезла)**.

 

Любопытно противоположение притяжательного их и качественно-относительного ихний у Тургенева в «Нови»: «Фабричные ... много смеялись, не без гордости: «Вот, мол, наш-то каков! наш-то!» И он [Соломин] точно был их и ихний».

 

В связи с этой синтаксической функцией форм его, ее, их находится употребление его, ее, их в роли сказуемого, например, у Пушкина в «Братьях-разбойниках»:

Тот их, кто с каменной душой

Прошел все степени злодейства.

 

Ср. у Тургенева в «Дневнике лишнего человека»: «Да, Лиза теперь его. Теперь уже ничто ее не может спасти, удержать на краю пропасти».

 

§ 10. Особенности предложного употребления местоимений. 

 

В связи с неспособностью местоимений иметь впереди себя определяющее прилагательное находятся и своеобразия их предложного употребления. Между предлогом и местоимением (в отличие от существительного) невозможна вставка прилагательного (или ряда прилагательных с подчиненными членами). Единственное исключение допускается для слов сам и один (к самому тебе; для самого меня это известие было полной неожиданностью), но и в этом случае более употребителен обратный порядок слов: к тебе самому; для тебя одного; для меня самого47.

 

Не лишено значения и то обстоятельство, что в современном языке предложные формы косвенных падежей местоимения он, она, оно, они (ней, него,

 

                                  

 

* Но ср. при противопоставлении: «Это мнение не одного меня, но всех, которые слушали эту комедию, а их было человек десять, — между прочим, Дружинин, которого я знакомил с Анненковым» (письмо Н. А. Некрасова И. С. Тургеневу от 12 сентября 1848 г.).

 

** О других намечающихся отличиях местоимения 3-го лица ср. также замечания С. Кацнельсона в работе «К генезису номинативного предложения», с. 19 и 25, примечание.

 

Стр. 280

                                                                                                                                                         

 

нему, ним, них и т. п. противополагаются беспредложным формам (ей, его, ему, им, их и т. п.), зависящим непосредственно от имен существительных и прилагательных, от глаголов и от тех предложных наречий, в которых еще преобладают грамматические черты наречия, а не предлога. Ср.: у него, у ней, над ним, при нем, мимо него, против него, возле них и т. п.; но наперекор ему, вопреки ему, на зло ей и т. п. Характерно, что еще у Чехова встречается употребление такого типа: «против их сидел». Ср. у Пушкина: «между ими», «около его»; у Лермонтова: «пробежала мимо его» и т. п.48

 

§ 11. Своеобразие местоименных конструкций с предлогом по. 

 

На обособленное положение местоимений личных и местоимений вопросительных кто, что (ср. некого, нечего, никто, ничто) указывают своеобразия их употребления с предлогом по. В тех значениях, которые присущи предлогу по в сочетаниях с дательным падежом имен существительных, этот предлог управляет предложным падежом местоимений: по нем, по ком, по чем, по нас, по вас. Например: По берегу трудно ходить; Этот берег крут, по нем трудно ходить; Это не по нас49. «Где-где вьется прихотливым извивом проселок, и бойко проскачет по нем телега» (Салтыков-Щедрин, «Губернские очерки»); «Иван... стал колотить напуганных животных по чем попало» (Короленко, «История моего современника») и др.

 

§ 12. Противоречивое положение местоимений в грамматической системе современного русского языка.

 

Нельзя не обратить внимания на то, что группа местоимений, при всем различии пережитых ею процессов, при всем своеобразии своих лексических значений и своих синтаксических функций, обнаруживает некоторую морфологическую общность с классом имен числительных (ср., например, отсутствие различий в формах рода и числа, противопоставление прямых и косвенных падежей).

 

В местоимениях пережиточно сохранились, хотя и в сильно измененном виде, следы древнейших стадий грамматического строя. В силу своеобразий своей лексической и грамматической природы местоимения до сих пор не вполне слились с живой системой продуктивных частей речи и не перешли целиком в разные синтаксические частицы.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ «МЕСТОИМЕНИЯ»

1. См.: Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Л., 1927, вып. 2, с. 89 [498].

2.       Чернышев В. И. Правильность и чистота русской речи. Опыт русской стилистической грамматики. Пг., 1915, вып. 2, с. 215.

3.       Истрина Е. С, Бубрих Д. В. [Рец. на кн.:] Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. — Вестник Академии наук СССР, 1946, № 4, с. 103.-

4. См.: Добиаш А. В. Синтаксис Аполлония Дискола. Киев, 1882, с. 80.

5.       Павский Г. П. Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждение второе. Спб., 1850, с. 249 — 250.

6.       Давыдов И. И. Опыт общесравнительной грамматики русского языка. Спб., 1852, с. 207.

7.       Аксаков К. С. О грамматике вообще.— Поли. собр. соч. М., 1875, т. 2, ч. 1: Сочинения филологические, с. 9; Ср.: Павский Г. П. Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждение второе, с. 266; ср.: Wundt W. Volkerpsychologie. Leipzig, 1904, Bd. 1, S. 164.

8.       См.: Мещанинов И. И. Члены предложения и части речи. М.—Л., 1945, с. 224 и след.

 

Стр. 281

                                                                                                                                                         

 

9. Аксаков К. С. О грамматике вообще, с. 7; ср. его же: Критический разбор «Опыта исторической грамматики русского языка» Ф. И. Буслаева.— Поли. собр. соч. М., 1875, т. 2, ч. 1: Сочинения филологические, с. 541.

10. Греч Н. И. Практическая русская грамматика. Спб., 1834, с. 23, 105.

11.       Аксаков К. С. О грамматике вообще, с. 9. Ср.: Кацнельсон С. Д. К генезису номинативного предложения. М. — Л., 1936, с. 22.

12.  Аксаков К. С. Опыт русской грамматики. — Поли. собр. соч. М., 1880, т. 3, ч. 2: Сочинения филологические, с. 22.

13.       Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 62.

14.  См.: Jespersen О. Die Sprache, ihre Natur, Entwicklung und Entstehung. Heidelberg, 1925, S. 102; ср. также: Cassirer E. Philosophie der symbolischen Formen. Berlin, 1923, Bd. 1. Die Sprache, S. 224-228.

15. См.: Fick A. Vergleichendes Worterbuch der indogermanischen Sprachen. Gottin-gen, 1868, S. 934.

16.  Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. Харьков, 1888, вып. 1—2, с. 82 [89].

17.  Там же, с. 26, 83-84 [36, 90-91,ТОО].

18.  Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938, с. 164 [155].

19.       Там же, с. 158.

20.  Jespersen О. Die Sprache, ihre Natur, Entwicklung und Entstehung, S. 101 — 103.

21.  Классовский В. Нерешенные вопросы в грамматике. Спб.—М., 1870, с. 63.

22.  Зарецкий А. И. О местоимении. — Русский язык в школе, 1940, № 6, с.  17.

23.  Пешковский А. М. Наш язык. М.—Л., 1927, ч. 3, с. 81.

24.  Грунский Н. К. Очерки по истории разработки синтаксиса славянских языков. Юрьев, 1911, т. 2, с. 179.

25.  Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 249.

26.  См.: Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Л., 1925, вып. 1, с. 18 [36]; ср. вып. 2, с. 40 [458].

27.  Зарецкий А. И. О местоимении, с. 21.

28.  См.: Hjelmslev L. Principes de grammaire generate. 1928, p. 331—339; ср.: De la Grasserie R. De la veritable nature de pronom. Louvain, 1888; его же: De la conjugaison pronominale notamment du predicatif et du possessif. P., 1900.

29.  Шахматов А. А. Синтаксис русского языка, вып. 2, с. 3 [422].

30.  Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении, с. 163.

31.  Павский Г. П. Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждение второе, с. 265.

32.См.: Шахматов А. А. Синтаксис русского языка, вып. 2, с. 86 [496].

33.   Аксаков К. С. Критический разбор «Опыта исторической грамматики русского языка» Ф. И. Буслаева, с. 541.

34.   Аксаков К. С. Конспект последних двух отделов первой части Русской Грамматики. — Поли. собр. соч. М., 1880, т. 3, ч. 2: Сочинения филологические, с. 76.

35.  Ср.: Sechehaye A. Essai sur la structure logique de la phrase. P., 1926, p.  185.

36.   Шахматов А. А. Синтаксис русского языка, вып. 2, с. 87 [496].

37.   Там же, с. 85-86 [495].

38.  Ср.: Ворр Fr. Vergleichende Grammatik des Sanskrit, Zend, Armenischen, Griechischen, Lateinischen, Litauischen, Altslavischen, Gothischen und Deutschen. Berlin, 1833-1842, Bd. 1-3, S. 472. Ср. также: Ueber einige Demonstrativistamme, 1830; Grimm J. Kleinere Schriften. Berlin, 1866, Bd. 3, S. 240.

39.  Буслаев Ф. И. О преподавании отечественного языка. М., 1844, ч. 2, с. 80. Ср.: Шахматов А. А. Синтаксис русского языка, вып. 2, с. 48, 86 [465, 495].

40.  Каратыгин П. А. Записки. Л., 1929, т.  1, с. 3.

41.  См.: Кацнельсон С. Д. К генезису номинативного предложения, гл. 1: Супплегивность падежей личных местоимений в германских языках.

42.  Пешковский А. М. Наш язык. М., 1923, вып. 2, с. 173.

43.  Ср.: Шахматов А. А. Синтаксис русского языка, вып.  1, с. 296 [301 — 302].

44.  Тургенев и Савина. Пг., 1918, с. 19.

45.   Щерба Л. В. Восточнолужицкое наречие. Пг., 1915, с. 83; ср. его же: О частях речи в русском языке. — Русская речь. Л.,  1928, вып. 2, с. 63 — 84.

 

Стр. 282

                                                                                                                                                         

 

46. Ср.: Лысков С. П. О частях речи. Опыт характеристики их природы морфологической, синтаксической и семасиологической. М., 1926, с. 11.

47.  См.: Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении, с. 167 [159].

48.  См.: Koiuymuh P. Граматика руског jeзикa. Београд, 1914, т. 2, с. 55.

49.  Ср.: Востоков А. X. Русская грамматика. Спб., 1851, ч. 2, § 136, с. 241-242; § 139, с. 259; см. также: Чернышев В. И. Правильность и чистота русской речи, с. 177.

Сделать бесплатный сайт с uCoz